По следам Индианы Джонса: в поисках утраченного «Сарая»

В отличие от знаменитого искателя приключений, ученый-археолог работает по определенной методике, все его действия подчиняются правилам, регламентированы и грамотно организованы.

Работа археолога состоит из поиска исторических памятников и раскопок, причем последним предшествует долгая подготовка. Это сбор сведений, изучение архивов и картографических материалов, и только потом выезд «в поле» и визуальные исследования. Большую часть времени ученый проводит в кабинете: археологи обрабатывают свои находки, занимаются их реставрацией, готовят научные отчеты.  Самое главное в работе – понять, что раскопано. 

Рассказываем, как ученые нашли следы второй столицы Золотой Орды, исследуют средневековые могильники и изучают, как жили люди до наступления нашей эры. 

Дворец золотоордынского вельможи

АГУ.jpg

Астраханские археологи ведут исследования на развалинах второй столицы Золотой Орды в селе Селитренное, расположенном в Харабалинском районе. В составе экспедиции Астраханского государственного университета и Института этнологии и антропологии РАН принимали участие студенты-практиканты исторического факультета АГУ. Руководителями стали кандидат исторических наук Дмитрий Васильев (Астрахань, АГУ) и доктор исторических наук Эмма Зиливинская (Москва, ИЭА РАН). 

В Золотой Орде существовало две столицы. Первая возникла в XIII веке и носила название Сарай, город располагался в окрестностях современного Красного Яра. В 30–40-х гг. XIV века из-за подъема уровня Каспия столицу пришлось перенести выше по течению. На месте нынешнего села Селитренное возник город, который стал называться Новый Сарай, или Сарай ал-Джедид. Слово «Сарай» по-персидски означает «дворец» или «ставка».

За время работы экспедиции около села Селитренного археологи АГУ расчистили остатки множества сооружений: глинобитных домов и домов, построенных из необожженного кирпича, землянок и полуземлянок времен правления в Золотой Орде ханов Узбека (1312-1342 гг.) и Джанибека (1342–1357 гг.), а также двух средневековых карьеров для добычи гончарной глины.

К этому же периоду относится и самая интересная находка, сделанная в 2020 году – огромный многокомнатный дворец, принадлежавший знатному золотоордынскому чиновнику. 

На вершине бугра, стоящего над пересохшим озером, были обнаружены остатки огромного сооружения из обожженного кирпича. В ходе дальнейшей расчистки они «слились» в единый многокомнатный комплекс с правильной планировкой. Помещения были обустроены по традиционной для Золотой Орды схеме: большую часть комнаты занимала глинобитная лежанка (суфа), в которую был встроен тандыр (круглая печь для выпечки лепешек) с примыкающими к нему горизонтальными дымоходными каналами – канами, которые обогревали лежанку.

В одном из помещений археологи обнаружили кирпичную шестигранную колонну, установленную на вымощенный кирпичом пол. Были расчищены большой центральный зал с кирпичным полом и специальной нишей, в которой на возвышении располагалось место для трона. Стало ясно, что в первой половине XIV века на вершине бугра стоял большой кирпичный дворец, в котором имелся зал для официальных приемов. Уже обнаружено 20 помещений. Хозяином был богатый человек, возможно, золотоордынский вельможа – царедворец. Удивительно, что этот дворец располагался на окраине средневекового города. До настоящего момента на Селитренном городище было исследовано всего четыре таких дома-дворца, и все они находились в аристократическом районе Сарая. 

Нумизматические находки позволили отчасти решить эту загадку – здесь были обнаружены монеты 20-х годов XIV века, то есть, дворец был построен на самом раннем этапе жизни города Сарая ал-Джедид, когда городская планировочная структура еще не вполне сложилась, а кварталы знати не сформировались. Видимо, хозяином дворца был человек, принадлежавший к самому высшему сословию, ханский вельможа – его жилище лишь немного уступает в роскоши отделки и размерах дворцу самого хана Узбека, который был раскопан на Селитренном городище в 1980-х годах. В период гражданской войны в Золотой Орде в 1360–1370-х годах дом был полностью разрушен.

Сейчас в планах у археологов продолжить раскопки с привлечением специалистов по золотоордынской архитектуре, студентов и ученых исторического факультета АГУ. Предполагается раскопать усадебный комплекс полностью, а также реализовать проект по музеефикации дворца. 

Средневековый могильник в Ленинградской области

СПбГУ.jpg

Сотрудники лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия имени профессора Лебедева и кафедры археологии Санкт-Петербургского государственного университета провели исследование средневекового могильника во Всеволожском районе Ленинградской области. 

Уникальное захоронение нашли участники поискового отряда «Группа "Безымянная"», которые занимаются перезахоронением останков советских солдат времен Второй мировой войны. Этим летом они обнаружили девять скелетов молодых мужчин. Вместе с ними были найдены сопровождающие погребение предметы — железные кованые ножи. И это лишь верхний слой захоронения — останков здесь гораздо больше.

«По мнению местных жителей, здесь были захоронения госпиталя, действовавшего во время войны. Эту точку зрения подтверждали и гильзы отечественного производства начала 1940-х годов, найденные на территории. Мы предполагали, что они могли остаться после похоронного салюта. Другая версия заключалась в том, что на участке покоятся люди, приговоренные к высшей мере наказания. Действительно, поблизости располагался особый отдел 10-й стрелковой дивизии. Приговоры, которые он выносил, тут же приводились в исполнение», – рассказывает руководитель поискового отряда «Группа "Безымянная"» Герман Сакс.

Первыми среди останков археологи обнаружили финские ножи. Общим для них стало отсутствие характерных для XX века латунных колец, скрепляющих деревянную ручку. Это могло свидетельствовать о значительно более ранней датировке захоронения. 

Внести ясность помогли сотрудники лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия имени профессора Г.С. Лебедева СПбГУ. Археологи полностью подтвердили их догадки, касающиеся времени захоронения. «Роль Второй мировой войны в нашей истории столь значительна и трагична, что практически все костные останки, найденные сегодня, чаще всего относят именно к этому времени. Очень часто это приводит к ошибкам. Предметы, которые были найдены поисковым отрядом, имеют характерный облик для периода позднего Средневековья и раннего Нового времени. В ближайшее время сотрудники кафедры археологии и лаборатории археологии СПбГУ обследуют этот памятник и определяют его границы, — рассказывает научный сотрудник лаборатории археологии  Кирилл Шмелев. — По всей видимости, останки могли принадлежать местным крестьянам. На это указывает то, что рядом с некоторыми костяками обнаружены традиционные ножи, — это один из характерных элементов костюма финноязычного населения региона. Думаю, что скоро мы узнаем о них гораздо больше».

Святилище в бухте Радости 

DJI_0034.JPG

Преподаватели и выпускники историко-филологического факультета Белгородского государственного университета приняли участие в работе Восточно-Крымской археологической экспедиции Института археологии РАН. Ученые начали раскопки сооружения в бухте Радости, которое предположительно представляет собой святилище.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории Елена Семичева и группа выпускников разных лет провели раскопки античного поселения, получившего условное наименование «Полянка». Оно находится в пяти километрах к западу от мыса Зюк, на Караларском побережье Крымского Приазовья. Ранее в первой половине – середине I века до н. э. здесь существовало укрепленное земледельческое поселение, возникшее на месте более раннего памятника III–II вв. до н. э. Население его было тесно связано с Пантикапеем – столицей Боспорского царства в районе горы Митридат на территории современной Керчи.

По словам руководителя ВКАЭ, начальника отдела полевых исследований Института археологии РАН Александра Масленникова, это единственное античное городище в Крыму, которое расположено на такой площади и относится к данному хронологическому периоду, поэтому его археологическое изучение позволяет дополнить немногочисленные свидетельства письменных источников.

Елена Семичева отметила, что белгородский отряд вошел в состав Восточно-Крымской экспедиции в 2001 году, и с тех пор ежегодно в июле студенты-первокурсники выезжали сюда на археологическую практику вместе со старшекурсниками и выпускниками, для которых экспедиция осталась неотъемлемой частью их жизни, спустя много лет после окончания факультета. В этом году полноценному археологическому сезону помешала пандемия, и полевой формат практик повсеместно был отменен. Но ученые-энтузиасты работу продолжили: «В небольшой отряд белгородских археологов вошли исключительно волонтеры, в том числе представители разных профессий – школьные учителя, управленцы, журналисты, предприниматели, однако все они объединены историческим образованием, которое получили в НИУ “БелГУ”, экспедиционными традициями и сохранившимся интересом к археологии».

Первые исследования античного городища, которое находится в бухте Радости, к западу от мыса Зюк, начались в 1984 году и продолжались три года, затем были возобновлены в 2007. За долгие годы работы белгородский корпус Восточно-Крымской экспедиции провел исследования на площади в несколько тысяч квадратных метров и раскопал целое городище: с очертаниями стен, строений, улиц. В этом году белгородцы начали раскопки сооружения, которое предположительно представляет собой святилище, а также открыли часть помещения в районе озера Чокрак. В числе ценных для науки находок – несколько амфорных клейм и полностью сохранившийся красноглиняный сосуд.  

Стоянки каменного века 

Местоположение стоянки Укса VIII по отношению к реке Ууксунйоки.JPG

Следы поселений эпохи мезолита обнаружила экспедиция Института археологии РАН во время раскопок археологических памятников федерального значения – стоянок каменного века, расположенных в Карелии к северо-востоку от Ладожского озера, в районе реки Уксунйоки. Объекты культурного наследия, известные археологам с 80-х годов прошлого века, попали в зону строительства автомобильной дороги Олонец-Вяртсиля и впервые были изучены археологами на большой площади – 2 200 квадратных метров. Это первое масштабное исследование мезолитических стоянок Северо-Восточного Приладожья, благодаря которому археологи смогли выявить структуру наиболее крупного из них – древнего поселения Укса VIII, и проследить три этапа его освоения.

«Раскопки стоянок каменного века редко удается проводить на большой площади, и еще реже удается исследовать и центральные и периферийные участки поселений. Нам удалось охватить значительную часть древней стоянки, выявить ее структуру и найти очаг, конструкция которого отличалась на каждом этапе заселения. Такая находка крайне важна для Северо-Восточного Приладожья – региона, который мало изучен в археологическом отношении. Исследование археологических памятников в этих местах важно для понимания, как заселялась эта территория, представители каких культур основывали здесь поселения, какими были их быт, хозяйство, орудия труда и охоты», – сказал научный руководитель Уксинского отряда Северной экспедиции ИА РАН Дмитрий Ожерельев.          

На территории Карелии нет палеолитических памятников – в то время на севере Европы лежали ледники. Только 14 000–12 500 лет назад они начали отступать, и Ладожское озеро начало освобождаться от льда. Примерно 10 300–9 500 лет назад огромная территория от Белого моря до Балтики высвободилась из-под воды, и Ладожское озеро обособилось от Балтики. Около 5 000 лет назад северный участок Приладожья поднялся, воды озера затопили южную часть, что привело к прорыву воды из Ладоги и образованию Невы. Примерно в это время на берегах Ладожского озера появились люди: эпоха мезолита в Карелии датируется VII–V тысячелетием до нашей эры. Но основная группа памятников находится в южной части региона –  местах, которые раньше других освободились ото льда. 

Летом 2020 года Уксинский отряд Северной экспедиции ИА РАН под руководством Сергея Язикова и Дмитрия Ожерельева провел спасательные археологические исследования объектов культурного наследия «Стоянка Укса III», «Стоянка Укса IV», «Стоянка Укса VIII», «Стоянка Укса IX», находящихся возле деревни Ууксу на правом берегу реки Уксунйоки, впадающей в Ладожское озеро. Геоморфологические особенности расположения памятников позволили предположить, что они находились непосредственно у берегов одного из заливов древней Ладоги.

«Сейчас памятники находятся на семь метров выше уровня реки, но во время своего бытования уровень воды был намного выше. Эти стоянки были обитаемы в то время, когда уровень Ладоги еще не понизился до современного уровня, но в то же время здесь уже не было ледников и сформировалась флора и фауна, похожая на современную: рос хвойный лес, в которых водились звери, из которых главным промысловым зверем, скорее всего, был лось, а в реках было множество рыбы», – отметил Дмитрий Ожерельев.

Одним из наиболее интересных открытий стало обнаружение остатков жилища на северном участке раскопа, центральную часть которого занимал очаг. Этот очаг трижды перестраивали, причем конструкция каждый раз отличалась. Из всех трех очажных конструкций археологи отобрали фрагменты древесного угля для проведения радиоуглеродного анализа. Это позволит узнать возраст стоянки, время функционирования каждого из очагов и возраст найденных в каждом слое каменных орудий.

«Очаг – важнейшая часть жилища и центр бытовой и социальной организации поселений древних людей. Конструктивные особенности найденного очага позволяют говорить, что стоянка существовала довольно долгое время. Перерывы в ее заселении могут указывать на сезонный характер. Точное датирование позволит понять, насколько длительными были эти перерывы, какими были очажные конструкции, типы ям, характер каменных орудий на каждом этапе – все это позволит установить закономерности в развитии материальной культуры мезолитического населения юго-западной части Карелии», – полагает Дмитрий Ожерельев.

Во время раскопок археологи отобрали многочисленные образцы на споро-пыльцевой, радиоуглеродный, геохимический и другие анализы, изучение которых позволит в дальнейшем уточнить датировку памятников, особенности древней среды обитания, а также в некоторой степени расширить представления о хозяйственно-бытовой деятельности насельников этой группы стоянок.